Не все спокойно воспринимают прекрасное: синдром Стендаля и его проявления.

Воронцовский дворец: внутреннее убранство и коллекции

В помещения дворца вы, скорее всего, попадете организованно, в составе экскурсии, к вам приставят экскурсовода, который расскажет всё наилучшим образом. Так что остановимся только на некоторых деталях.

Дворец-музей. Во дворце насчитывается около 200 комнат (включая и служебные помещения), парадные комнаты занимают не более трети всего комплекса. Алупкинскому дворцу повезло - в 1921 г. после национализации, его, в отличие от остальных дворцовых комлексов Южнобережья, превратили в музей дворянского быта. Это на долгие годы наложило отпечаток на характер научно-просветительской работы, ведущейся здесь. Основная мысль: в то время как народ там..., представители паразитических классов здесь... Это сквозит во многих изданиях вплоть до позднесоветских времен.

В 20-е гг. XX в. фонды музея были изрядно пополнены раритетами из художественных собраний южнобережных дворцово-усадебных комплексов, принадлежавших Романовым, Юсуповым, Строгановым и многим другим владельцам. В Алупке сконцентрировалось огромное собрание произведений живописи, художественной бронзы, предметов прикладного искусства, высокохудожественной посуды и мебели. Впоследствии этих фондов хватило на формирование нескольких музейных экспозиций в крымских городах, но многое было вывезено для дальнейшей реализации за рубеж и утрачено из-за халатного отношения к ценнейшим предметам искусства.

Работами по формированию экспозиции руководил вступивший в должность главного хранителя музея А. Г. Корнеев - энтузиаст музейного дела и знаток западноевропейского искусства, вокруг него собралась группа сподвижников из уцелевших представителей местной интеллигенции. Уже в предвоенное время Алупкинский дворец-музей стал широко известным и посещаемым культурным центром, наладилась исследовательская и издательская деятельность.

Войну и оккупацию дворец пережил с утратами, музейное собрание оккупанты существенно «подчистили»: вывезли более 500 экспонатов различного характера. Зданиям был нанесен немалый ущерб, в 1944 г. комплекс едва не взорвали, однако всё обошлось, и уже в феврале 1945 г. Алупка принимала английскую делегацию во главе с У. Черчиллем, прибывшую на Ялтинскую конференцию делить мир...

Далее следует самое темное десятилетие в истории Алупкинского дворца. Не вполне ясно даже, к какому ведомству он относился, на книжных штампах библиотеки числится: « Спецобъект МВД №...». Здесь проложили линии правительственной связи, построили небольшой бункер-бомбоубежище. Наверное, все госдачи таким образом обустраивали...

Вновь в качестве музея дворец открыли только в 1956 г., объяснив публике, что десять лет ликвидировали последствия ущерба, нанесенного оккупантами. Гордостью Алупки являются в значительной мере сохранившиеся интерьеры и отделка помещений. Хотя, конечно, сохранилось далеко не всё, и не всё из того, что сохранилось, вам покажут. Часть дворцовых покоев не избежала участи побыть санаторными помещениями до середины 70-х гг. XX в. Там созерцать особо нечего, реставрированы фасады, и на том спасибо. Уже в изданиях начала XX в. отмечалось, что дворец имеет пустынный вид, его великолепная обстановка по большей части была вывезена еще вдовой князя С. М. Воронцова в Италию.

Внутренние покои

Голубая, или артистическая, гостиная

Вестибюль. Однако войдем. Экскурсию по покоям дворца хотя бы один раз следует совершить. Уже в парадном вестибюле возникает ощущение, что вы переноситесь в Российскую империю XIX в. С огромных живописных полотен на вас умиротворенно смотрят герои давно ушедшей эпохи. На Северной стене портрет матушки-государыни Екатерины II кисти Рокотова. Над каминами портреты родителей супруги графа Воронцова, Елизаветы Ксаверьевны, ее матери А. В. Браницкой и отца К. П. Браницкого с сыновьями. Интерьер дополняют уникальные ковры персидской работы с портретным изображением персидского шаха Фатх-Али.

Кабинет графа Воронцова. Проследуем в кабинет графа. Интерьер весьма сдержан, отвечает строгим вкусам англомана-хозяина. Деловая атмосфера подчеркивается симметрией расположения дверных проемов, расстановкой мебели. Обставлен кабинет уникальными изделиями европейских мастеров рубежа XVIII - XIX вв. Гармонично подобраны вещи различных стилей: готики, ренессанса и барокко. Единство поддерживается строгими линиями и цветом камина. Освещен кабинет трехчастным окном в эркере, отсюда открывается вид на верхний парк и утесы Ай-Петри. На стене висит портрет хозяина на склоне лет, отягощенного фельдмаршальскими эполетами, он изображен на фоне так и не усмиренного им Кавказа.

Многое в кабинете напоминает о событиях Отечественной войны 1812 г.: здесь находятся портреты соратников графа, боевых генералов Ф. Уварова и Л. Нарышкина, скульптурные изображения предводителей союзных армий А. Веллингтона и Г. Л. Блюхера. Бронзовые камин ные часы французского литья освежают в нашей памяти патриотический сюжет: здесь запечатлены Минин и Пожарский.

Ситцевая приёмная. Далее находится Ситцевая приемная. Стены небольшой комнаты действительно затянуты тканью теплых тонов, с приятнейшим рисунком. Интерьер более поздний- 60 - 70 гг. XIX в., первоначально это был малиновый кабинет Е.К. Воронцовой. Привлекает внимание хрустальная люстра работы русских мастеров. На стенах сентиментальные пейзажи русских и европейских художников. Примечательны крымские сюжеты. Очень привлекателен столик итальянской работы, отделка столешницы выполнена из смальты - цветного стекла. Важный элемент интерьеров - мозаичный паркет, набранный из многих пород дерева различных тонов, причем рисунок нигде не повторяется. Посетители бесшумно скользят по паркету дальше - в Китайский кабинет.

Китайский кабинет. Китай присутствует здесь скорее символически, как и Альгамбра, важна сама идея связи с экзотическим восточным миром. Даже стилизованные циновки сплетены русскими мастерицами. Льняная скатерть на столике, возможно, собственноручно вышита Е. К. Воронцовой. Восточные сюжеты на лакированных дверцах встроенного шкафчика не должны вводить в заблуждение - он английской работы. Напоминающий своей формой черепаший панцирь угловой шкафчик имеет не только художественное, но и мемориальное значение - это подарок императрицы Александры Федоровны. Через двухстворчатую стрельчатую дверь можно проникнуть прямо в портал южного фасада, однако сюда не пускают.

Голубая, или артистическая, гостиная. Далее следуем в наполненную светом просторную Голубую, или артистическую, гостиную. Изначально интерьер здесь был выдержан в восточном стиле и комната называлась Турецкой.

Невозможно представить уважающий себя аристократический дом XIX в. без музицирования и домашних театральных действ. В солидном жилище для этого отводилось специальное помещение. Здесь это Голубая гостиная. Композиционное единство интерьера обеспечивает изумительно тонкий белоснежный лепной орнамент на лазурных стенах и потолке. Торжественности интерьеру добавляют бронзовые канделябры и люстры изысканных форм, мягкий узор огромных фаянсовых ваз. Поблескивают каминные часы с фигурами Дианы и Аполлона. Мебели немного, акцент сделан на прекрасный белый рояль. Сама Елизавета Ксаверьевна была незаурядной пианисткой. Значительную часть библиотеки составляло собрание нотных партитур.

Будуар. Следуем далее в небольшой будуар. Здесь снова царит классика. Паркет скромного рисунка, светлые стены, резные рамы зеркал, удобная мебель мягких форм - большинство предметов создано руками русских умельцев. На стенах портреты персон из времен блестящего екатерининского царствования: дядюшка князя, дипломат А. Р. Воронцов; знаменитая родственница, президент Российской императорской Академии наук Е. Р. Дашкова. Эта почтенная дама пережила в молодости много приключений в компании с будущей императрицей и сыграла не последнюю роль в восшествии Екатерины II на российский престол.

Парадная столовая и бильярдная. Для парадной столовой отведен отдельный корпус. Помещение грандиозно, полтораста квадратных метров при восьмиметровых потолках. Здесь, как и положено в столовых средневековых замков, темновато, несколько помпезно и таинственно, но вместе с тем как-то своеобразно уютно. Когда-то здесь повсюду были свечи: десятки канделябров и люстр с сотнями свечей. Электричество появилось здесь чуть позже, чем в Баскервилль-холле у сэра Генри, в 1915 г. А как всё это можно было отопить каминами, не спрашивайте, видимо, периодически здесь бывало довольно холодно, притом что большая часть окон не имеет двойных рам. Возможно, часть помещений при необходимости специально готовили к зимнему сезону, иначе было бы чрезвычайно неуютно.

Вернемся же к столовой, здесь царит тюдоровская готика. Особенно хорош резной деревянный потолок, воспроизводящий формы готических перекрытий с висящими замковыми камнями. Мотивы резьбы, цвет и рисунок дубового потолка повторяют стенные панели, оконные переплеты, навершия дверных проемов. Свет проникает в зал сквозь окна эркера в южной стене и две остекленные двери. Некогда через них можно было выйти прямо на южную террасу дворца.

Под стать грандиозности зала и мебель: четыре сдвинутых вместе внушительных стола со столешницами из плах красного дерева, покоящихся на массивных тумбах с ножками в виде звериных лап. Вокруг две дюжины стульев, обивка для каждого из них некогда была не выкроена, а выткана в Лионе единым куском. В эркере «расположился» внушительный сервант. Его мощные формы дополняют буфеты, стоящие у западной и восточной стен зала. Когда проходишь мимо, всегда хочется провести рукой по гладеньким бокам почтенной мебели, чего делать не следует (хранители музея этого не одобряют). Как и положено в средневековой английской обеденной зале, здесь устроены большие камины. Над фонтаном резной деревянный балкончик, где в особо торжественных случаях мог разместиться квартет музыкантов. Попадали туда прямо из свитского корпуса по железному мостику над проездом. Из значительных деталей интерьера столового корпуса осталось упомянуть живописные панно с романтическим сюжетами. Размещенные в простенках, над буфетами и каминами, они как бы дополняют пейзаж, открывающийся из окон. В столовой осталась масса презанятнейших мелочей, однако заглянем в бильярдную, где нас ждет разочарование - бильярда нет! Есть ломберный столик и коллекция живописных работ европейских мастеров XVII - XVIII вв. Отделкой комната напоминает вестибюль. Осмотримся и вернемся в Зимний сад.

Зимний сад

Зимний сад устроили, застеклив длинную открытую южному солнцу лоджию, соединявшую жилые покои и столовый зал. Редкий по изысканности интерьер создан здесь сочетанием экзотической растительности и произведений искусства. Вдоль стен высадили вьющийся фикус, расставили кадки с деревьями, сделали небольшой беломраморный фонтан. География присутствующих здесь растений широка: араукарии с тихоокеанских вулканических островов, манстера из Южной Америки, африканцы саговник и финиковая пальма. Среди растительной экзотики разместилась коллекция мраморных скульптур. Копии антиков: Аполлон Бельведерс-кий, купающаяся Афродита, муза Урания. Жанровая скульптура европейских мастеров: смеющаяся шаловливая девочка Корбеллини и работа Маркеста «Первые шаги». Вдоль южной стены ряд мраморных бюстов, по образцу скульптуры позднего Рима, снова Екатерина Великая, здесь весьма пожилая, бюсты четы Воронцовых, рядом ироничный старец - Воронцов-папа, по соседству с ним его современник английский премьер Вильям Питт-младший.